Урбанистика в лицах: Святослав Мурунов

Гость сегодняшней рубрики, посвященной развитию современного городского пространства -  


svyat2

Cвятослав Мурунов, известный как социальный антрополог, урбанист, сам предпочитает называть себя «социальным инженером». Директор по региональному развитию Центра территориальных инициатив «Архполис». Преподаёт в Пензенском государственном университете брендинг территорий и коммуникативные технологии.

Занимался проектированием и брендингом территорий в Казани, Сочи, Саратове, Саранске, Москве, Петербурге, Орле, Ярославле, Калуге и в других городах России.

Убеждён, что будущее — за сетевой моделью развития города, когда ресурсы и компетенции распределяются между множеством независимых сообществ, а городские власти выступают при них скорее координационным центром, чем властной структурой.  

 

Являясь по первой специальности системным аналитиком (закончил Пензенский технический государственный университет по специальности инженер-системотехник), свою работу в области социальной инженерии вместе с командой единомышленников начал с того, что использовал метод системного анализа в течение пяти лет для изучения и анализа сложившейся ситуации в городах. Искал ответы на вопросы о том, почему в современных городах господствует точечная застройка, исторические центры погребаются под рекламными растяжками, а скверы застраиваются. Почему в городах жить неудобно и скучно, и насколько жители городов имеют желание и возможность влиять на жизнь города, насколько они по сути являются «горожанами»?  Существуют ли, и если да, то в каком виде существуют городские сообщества, как формы объединения людей?  По результатам провенного анализа, проблематику организации городских пространств формулирует следующим образом: 

 

- Власть - основная влияющая система на жизнь любого города. Её ключевой интерес — сохранение некой текущей позиции, на взгляд Мурунова, этот инстутит сам по себе не может быть агентом  кардинальных изменений жизни в городе;

 

- Городские сообщества в России (их самая низовая форма — локальные, дворовые сообщества), представлены не во всех городах, а в тех, где они существуют, как правило, слабо развиты (за исключением исторических городов со старыми центрами).  При том, что городские сообщества - это единственная из городских систем, которая ставит своей целью хорошо жить в городе;

 

Святослав Мурунов: «Я три года искал по всей стране примеры дворовых сообществ, низовых организаций, которые позволили бы мне сделать предположение о том, что люди ещё не утратили базовые социальные компетенции. Дворовые сообщества — это когда 100 % жителей знают друг друга, может быть, не по именам, но идентифицируют: «О, это житель нашего двора». Во-вторых, что в этом дворе существуют неофициальные регламенты каких-то общих моментов, например, зонирование двора, договорённость между всеми жильцами помогать на свадьбу или похороны. Существуют внутренние компетенции: здесь кто-то следит за порядком, здесь кто-то рукодельник, а здесь ещё что-то. Мы нашли такие сообщества. Но их процентные соотношения — это даже не тысячные доли. В каждом городе, может, два-три, а в некоторых городах, может, вообще нет дворовых сообществ. Отсутствие таких локальных сообществ — это проблема.» источник

 

 

svyat6

 

- отсутствие социальной компетенции у горожан, отсутствие механизмов воспитания её навыков. Никто не учит горожанина честно отвечать на вопросы: «Тебе хорошо или плохо здесь? Почему?»

Святослав Мурунов: «Жители нам казались пассажирами, которые едут в странном транспортном средстве под названием «город», у которого несколько рулей, нет колес, может быть, сдох двигатель, и, может быть, этот транспорт не едет, а стоит, дымит и чахнет. То есть город сидит на дотациях, в городе плохо пахнет, потому что промзоны и речка загажена.»    источник

 

svyat3

 

- отсутствие у городских сообществ координации между собой, умения выступать как единое целое, в то же время отсутствие диалога с городскими властными структурами. Если у сообщества отсутствует официальный статус некоммерческой организации, с ним просто не разговаривают, не принимают в расчет;

- власть не умеет или не стремится учитывать реальные потребности и мнение горожан и городских сообществ, стремится работать по схеме: «сами решили, сделали, поставили перед фактом, пользуйтесь»;

- в городской среде отсутствует специальное отдельное пространство для городских сообществ, их деятельности. парки и скверы, дома культуры принадлежат власти, администрации, торговые центры — бизнесу, всё остальное — жилая, спальная застройка. Соответственно, нет пространства и нет сценариев для реализации за исключением работы чиновника или работы в бизнесе.

 

svyat10

 

Святослав Мурунов: «В городе скучно. Все события и праздники, которые в городе проходят, это банальные, скучно организованные события. Например, анализ только того, как проходит праздник города. Он до сих пор проходит по схеме: сцена, шарики, салют. Центральная площадь, ставится сцена, причем сцена это 30% бюджета городского праздника. Туда загоняются детские коллективы, хор ветеранов, вечером приезжает какая-то звезда из регионального центра или из Москвы-Петербурга. Немного нетрезво делает свой концерт, причем перед его выступлением выходит ведущий и на 30 листах читает спасибо депутату такому-то, бизнесмену такому-то, губернатору, мэру, всем кланяется в ноги. Понятно, кто выбрал эту звезду. В конце праздника салют — все. Эмоционально горожан все происходящее вообще не касается...

...Поэтому у городских сообществ претензия: почему мы не можем себя творчески проявить? Почему местные музыканты, какие бы они ни были, местные подростковые танцевальные группы или музыкальные коллективы не могут выступить на празднике города. Почему эти ресурсы, сцена, гонорары и логистика тратятся на кого-то, кто и так по телевизору. И это проблема, на которой можно строить взаимодействие».  источник

 

svyat4 

 

- в итоге всё общее устройство жизни города организовано таким образом, что люди чувствуют себя в городах несчастными. Счастливый человек — это аномалия. В то же время люди, вовлеченные в городские сообщества имеют больше возможностей, больше сценариев для самореализации и по сравнению с остальными чувствуют себя более счастливыми.

Святослав Мурунов: «У нас есть методика, мы же разработали всё-таки этот инструмент – что такое счастье. Когда мы начали работать с городскими сообществами, выяснилось, что люди, которые входят в городские сообщества, на 90 % это люди более счастливые, чем горожане такого же социально-демографического положения, но включённые в какие-либо социальные ниши».  источник

 

svyat4

 

Методология, предлагаемая Святославом Муруновым сводится к долгосрочной работе с городом, для которого проводится проектирование территории и провозглашаемый её принцип: изменить мышление сначала у местных сообществ, затем у власти и бизнеса, а потом уже запускается процесс взаимодействия и сотрудничества, когда они начинают друг на друга влиять. При проектировании каждого отдельного города проводится анализ и учитываются его индивидуальные особенности, однако можно условно выделить некоторые ключевые принципы, которые Святослав Мурунов в своих интервью различным изданиям называет как ключевые для изменения ситуации в каждом городе: 

 

- признание за городскими сообществами статуса таких же полноправных субъектов городской жизни и городского развития, как власть и бизнес;

 

- ресурсы и компетенции должны распределяться между независимыми сообществами, а городские власти выступать скорее координационным центром, чем властной структурой.

 

svyat7

- городские решения, изменения устойчивы только тогда, когда они растут снизу. принятие любых городских решений о городских событиях, мероприятиях, должно основываться на анализе конкретной городской среды, причём анализ должен быть широким, учитывать мнение разных групп горожан, а решение должно принимать во внимание и максимально задействовать местные ресурсы, для примера: чтобы парк оформлялся местными художниками, в празднике участвовали местные музыканты, ансамбли, танцоры и т. д., с тем чтобы сами жители становились активными участниками такого события

Святослав Мурунов: «Мы, например, всегда привозим компетенции. Ребята, у вас есть художники? Давайте мы научим их с бизнесом договариваться, расскажем, что есть какие-то сообщества. Когда этот процесс растёт снизу, модель устойчивая. Объекты, может быть, не такие яркие, но их никто не разрушает. Процессы не такие громкие, не такие уникальные, зато они устойчивые, они продолжают расти. Три года назад в Вологде архитекторы сделали несколько интересных площадок. Наш друг, эксперт Института прикладной урбанистики Михаил Приемышев, был куратором и одним из архитекторов. Произошла такая же ситуация. Они сделали это сами, как архитекторы, и подарили городу. Первые площадки стояли пустыми, потому что они сделали это для кого-то: «Нате, берите». То есть в принципе сделали как власть: «Ребята, я вам построил — пользуйтесь». Вы не пришли, не спросили: «У тебя какая проблема?» И вы не выяснили, что здесь нужна не лавочка во дворе, а починить столики, и сделать это вместе с дядей Васей, который хотел как-то проявить себя». источник

 

svyat5

 

- должны создаваться новые городские пространства, неформальные площадки для роста и развития городских сообществ. Должны проектироваться общественные пространства таким образом, чтобы повышалась социальная компетенция у людей, чтобы они там знакомиться могли, что-то делать вместе, приобщаться к городским сообществам, начинать ощущать себя их частью

Святослав Мурунов: «По моим оценкам, в городских сообществах по всей стране — 14 миллионов человек. Это уже неплохо, но это всего лишь 10% населения. Кто остальные — непонятно.

По той эпохе, в которой находится город, можно понять, как относятся к человеку. Ценят ли локальных экспертов. Есть ли что-то для человека в городе. К сожалению, мы находим пока следующие следы постиндустриальной экономики в российских городах: это хостелы, антикафе, творческие кластеры, новые медиа, которые выполняли бы функцию не обслуживания интересов власти или бизнеса, а задачу коммуникации между разными субъектами...

 

svyat8


...поэтому первоочередная задача — это создание новых пространств. Почему такое большое внимание к паркам в последнее время? Потому что парки, скверы, набережные — это единственное, что осталось общего у всех жителей в городе. Все остальное уже кому-то принадлежит, огорожено заборами. И большое количество процессов сейчас строится на том, что если мы парк отдадим под проявление городских сообществ, мы получим, во-первых, интересное место, во-вторых, жители начнут так или иначе через события, через изменение эмоций становиться частью этих сообществ. Мы идем дальше, мы проектируем парки-скверы так, чтобы там появились те три базовые компетенции. Чтобы люди, приходя в парк, научились знакомиться друг с другом. Поэтому очень важно смотреть, кто в городах и как проектирует общественные пространства. Потому что сейчас через них можно перезагрузить город, уйти от индустриальных сценариев».    источник

svyat8

13.06.2017

Городской центр проектного творчества продолжает подготовку команды НСО к Всероссийскому этапу Компетентностной олимпиады. На выходных в лагере им. Олега Кошевого прошел командный подготовительный тренинг.

29.05.2017

Практически любой человек рано или поздно начинает мечтать о жизни в идеальном мире. Чаще всего он включает в себя идеи о всеобщем равенстве, свободе, взаимной любви и уважении, а также неограниченных возможностях и невероятных пейзажах. Но возможно ли создание идеального мира, который будет по-настоящему идеальным? Как сохранять этот мир, но продолжать развиваться?

22.05.2017

Проекты РПИК стали участниками секции «Экология городского пространства как экспликация культуры социума» на конференции «Патриотизм – основа единства и сплоченности Отечества: история и современность».

Главная идея одного из проектов – уменьшить количество мусора, который остается на городских улицах и свалках. Проект направлен на стимулирование раздельного сбора мусора и его рациональную утилизацию.